Мич Нур, профессор

РАССУЖДЕНИЯ О ЗВУКОТЕРАПИИ В "РЕЖИМЕ ЭМБИЕНТ"
Часть 1


А теперь я буду слушать, только слушать ...
Я слышу, как все звуки бегут сообща, все вместе, сливаясь, или один за другим - звуки города и звуки природы, дневные звуки и звуки ночей ... Уолт Уитмен "Песнь о себе"


Видео: Best Moment Video Youtube

В последнее десятилетие многие специалисты в области звукотерапии и все больше тех, кто занимается музыкотерапией, рассматривают возможность использования режима эмбиент в лечебных целях. Повышенное внимание с их стороны привлекают гималайские поющие чаши, диджериду, гонги, шрути бокс, фисгармония и, в некоторой степени, хрустальные поющие чаши. Сам термин "музыка в стиле эмбиент" ("дословно "музыка окружающей среды") был введен британским музыкантом и композитором Брайаном Ино в 1978 году для описания альбома "Музыка для аэропортов". Вот как он характеризует жанр эмбиент в аннотации к диску:

1) Музыка в стиле эмбиент привлекает основное внимание к звуковой текстуре как к главному средству музыкальной выразительности.

2) Музыка в стиле эмбиент использует электронные технические устройства для создания акустических эффектов, которых не существует в природе.

3) Музыка в стиле эмбиент позволяет слушателю погрузиться в звуковые миры.

4) Музыка в стиле эмбиент обостряет акустическое и эмоциональное восприятие окружающей среды.

5) Музыка в стиле эмбиент формирует настроение и эмоции.

6) Музыка в стиле эмбиент предназначена, чтобы создавать условия для размышления и расслабления.

7) Музыка в стиле эмбиент способна подстраиваться под различные уровни восприятия, не навязывая ни один из них; на нее так же легко не обращать внимания, как и с интересом слушать.

Доктор Майкл Виега, доцент кафедры музыкотерапии Государственного университета в г. Нью-Палц, штат Нью-Йорк, предложил свою оценку определения Б.Ино. "Музыка не может одновременно быть и фоном (от англ. "ambient" - относящийся к внешней среде, обрамляющий передний план) и передним планом, поскольку для слушателя она всегда либо является объектом внимания, либо нет." [1] И далее: "Возникает вопрос, а способен ли человек раствориться в этом всепроникающем фоне, в то время, когда сам фон и оказывается передним планом, и таким образом вопрос об отношениях фона и переднего плана снимается сам собой?" [2]

Люк Йаанисте предлагает другое объяснение: "Режим эмбиент предполагает такое взаимодействие с окружающей нас действительностью, при котором звучание образует некое всепроникающее всеохватное поле, и в нем ничто не выделяется ни на переднем, ни на заднем фоне. А когда передний план теряет свою значимость, то самым заметным становится само это всепроникающее поле." [3] В этой связи вспоминается то, что многие специалисты в области звукотерапии предлагают рассматривать в качестве режима эмбиент – акустическая среда.


Композитор Реймонд Мюррей Шафер даже придумал специальный термин "звуковой ландшафт". "С технической точки зрения, любая часть звукового ландшафта может быть предметом изучения. Этот термин можно применять как к естественным звукам, так и к искусственно созданным, например, музыкальным произведениями и результатам звукомонтажа, особенно если рассматривать их как часть окружающей среды." [4] Шафер понимал, что во время сеанса звукотерапии пациент и врач входят в режим эмбиент, что позволяет им одновременно комплексно взаимодействовать на различных уровнях как звучания, так и состояния организма." [5]
Композитор Реймонд Мюррей Шафер даже придумал специальный термин "звуковой ландшафт".
Фото : Pixabay S. Hermann & F. Richter
Это открывает перед нами интересные перспективы, одна из которых - это возможность звукотерапевта выступать в роли звукорежиссера, управляющего ощущениями пациента в процессе терапевтического взаимодействия, а вторая - выбор научной дисциплины или клинического протокола, который следует рассматривать как обоснование данной методологии.

Около трех десятков лет назад я разработал специальный протокол использования звукового ландшафта в помощь студентам, изучающим шаманские путешествия. Это произошло в период проведения мною полевых исследований в Гималаях, где я наблюдал за деятельностью шаманов на фоне растущей популярности Карлоса Кастанеды, а чуть позднее Майкла Харнера и Брента Секунда.

Многие студенты участвовали в барабанных путешествиях, сопровождаемых вызовом тотемных духов, обращением к нижним мирам и исполнением тайных обрядов. В итоге я обнаружил, что не все студенты справлялись с подобными процедурами. Те, у кого они не получались, чувствовали себя отвергнутыми и ущербными, поэтому я решил разработать более обширную программу и не надеяться, что разграничение обычаев в каждой конкретной местности, поможет решить проблему. Я организовал специальный курс и назвал его "Уроки в темноте"; студенты присутствовали на них с завязанными глазами, сидя или лежа.

Протокол использования звукового ландшафта был основан на акусматической теории (когда источник звука скрыт от слушателя) и включал звучание музыкальных инструментов, которые использовались в данной местности во время совершения ритуалов и обрядов. Это сопровождалось игрой на тех предметах, что издают монотонный гул, а сам участник такого занятия получал указание просто "осознанно" слушать. Оказалось, что даже те студенты, которые испытывали трудности с шаманскими путешествиями, теперь могли с невероятным успехом их выполнять.
Еще до того, как появились "Уроки в темноте", я уже более 10 лет работал над клиническим протоколом использования в терапевтических процедурах тибетских поющих чаш и гонгов. В нем сочеталась психология с психоакустикой, что открывало широкий спектр применения - от любых стрессовых ситуаций до улучшения отношения к самому себе. По мере того как все больше людей начинали заниматься медитацией, йогой, самоанализом и другими средствами самооценки, растущую популярность стал приобретать новый вид музыкальной терапии, связанный с этими видами деятельности, который получил название "лечение звуком".

Широкая известность, которую приобрели поющие чаши, гонги и даже киртан, свидетельствует о том, что интерес к звуковому ландшафту и групповым занятиям звукотерапией, фактически стал массовым. Однако тщательный анализ всех существующих разновидностей звукотерапии в режиме эмбиент показывает, что в некоторых случаях те, кто их практикует, даже не осознают, чем они занимаются.

Достаточно посмотреть хотя бы на различные техники использования гонгов при занятиях йогой; то же самое можно наблюдать и с применением поющих чаш в этой же группе людей. Я не хочу сказать, что кто-то их употребляет правильно, а кто-то нет; я лишь хочу отметить, как много существует различных способов использования подобных ярко выраженных полифонических инструментов, идеально подходящих для режима эмбиент, - от создания особой звуковой среды до простых хаотичных ударов по ним.

Во время конференции по звукотерапии, проведенной в Индии в прошлом году, один из ораторов организовал небольшую дискуссию на тему целебных свойств диджериду у местных жителей. Слушая участников этого обсуждения, я вдруг понял, что они не имеют ни малейшего представления о том, о чем рассуждают - они просто адаптировали западные представления о диджериду к той культуре, в которой возник этот музыкальный инструмент. После более близкого общения с ними, я выяснил, что они не знали об участии в местных ритуалах исцеления "Певчего", человека, который, на самом деле, и занимался исцелением. Они были уверены, что все совершал тот, кто играл на диджериду. То же самое можно сказать и о многих других звуковых инструментах, которые используются для создания режима эмбиент, - человек, играющий на таком инструменте, не представляет о его реальном использовании в той культуре, из которой он к нам пришел.

Значит ли это, что существуют некие правила, которые предписывают нам, как следует играть на всех музыкальных инструментах и как их правильно использовать?
Разумеется, нет, но знание об этом помогает нам лучше понять инструмент и эффективнее его использовать, как со стороны играющего, так и слушающего.
Как правило, создание звукового ландшафта сродни сочинению "истории" о звуке.
Фото : Pixabay Valiphotos
Думаю, что тех, кто стремится создавать "звуковые ландшафты" или режим эмбиент, вполне для начала можно называть "звукорежиссерами", которые работают над оказанием терапевтического воздействия на других людей. Любой опытный специалист по музыкотерапии может привести примеры того, как человек благодаря музыке избавляется от пережитых в прошлом психологических травм; вот почему психологию изучают в университетах.

Что касается меня, то я получил высшее образование в области психологии, поэтому приемы напряжения и расслабления неоднократно используются в моем протоколе по звукотерапии. Я не случайно упоминаю об этом, потому что в 75% обращений ко мне по электронной почте меня просят о помощи люди, занимающиеся лечением звуком - с одним из их пациентов произошел "резкий выход", и им нужен мой совет.

Не перестаю удивляться, что почти в каждом таком случае звукотерапевтне смог распознать тот момент, когда человек начал освобождаться от своей эмоциональной травмы, а его в это время начали еще сильнее лечить звуком, вместо того, чтобы остановиться, заново оценить ситуацию и попытаться начать решать проблему с помощью диалога. То, что вы подобрали мягкий успокаивающий звуковой ландшафт, вовсе не гарантирует, что все пойдет гладко.

В большинстве подобных эпизодов я обнаруживаю, что сеанс звукотерапии не был "срежиссирован", это просто была непродуманная попытка помочь человеку. Такое же обращение со звуком можно наблюдать и среди тех, кто занимается йогой, когда наблюдаемые ритмичные движения принимают за крийи, а не за проявление эмоционального освобождения. К тому времени, когда становится очевидным, что это не крийи, человеку уже нанесен ущерб.

Считаю необходимым для всех, кто использует режим эмбиент при занятиях йогой, обратиться за дополнительной информацией к трудам психологов на темукрий; есть работы, которые посвящены различению крий и того, что с технической точки зрения ими не является. Рекомендую всем, кто хочет использовать режим эмбиент для лечения звуком, всерьез задуматься об освоении профессии аудиоредактора или композитора. Важно научиться плавности, динамике, ритму, которые включают в себя страстные и энергичные колебания, многомерность, непринужденные наложения тонов, яркую гармонию, переплетенные модуляции и даже тишину.

Хорошенько об этом подумайте, чтобы скорректировать вашу методологию или взглянуть на нее с другой стороны, что поможет вам действовать более эффективно. Как правило, создание звукового ландшафта сродни сочинению "истории" о звуке, поэтому оцените свои способности рассказчика и продумайте, как будет разворачиваться ваша история, как свести все концы в единую сюжетную линию, поразмышляйте, какой тип истории вы сочините, не забудьте про завязку и концовку.

Конец первой части

Источники:

[1] Виега М. (2014). Слушаем в режиме эмбиент: рекомендации для теории и практики музыкотерапии, Голоса – Том 14, №2

[2] Виега М. (2014). Слушаем в режиме эмбиент: рекомендации для теории и практики музыкотерапии, Голоса – Том 14, №2

[3] Йаанисте Л. (2007). Знакомство с режимом эмбиент: креативный подход и способ существования в стиле эмбиент. (неопубликованная докторская диссертация)

[4] Шафер Р.М. (1977/1994). Звуковой ландшафт: окружающий мир звуков и звуковая настройка вселенной. Rochester, VT: DestinyBooks

[5] Виега М. (2014). Слушаем в режиме эмбиент: рекомендации для теории и практики музыкотерапии, Голоса – Том 14, №2

© Мич Нур, профессор